Сылвинский след верхотурских стрельцов

Поделится с друзьями:

Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в whatsapp
WhatsApp

Когда-то шалинские края славились не пряниками, как сейчас, а «вкусной» фамилией

Прянишниковы – одна из самых старинных верхотурских и, как оказалось, сылвинских фамилий. На слуху она и в Шалинском районе, правда, в видоизменённом виде: в начале 70-х годов XIX века произошла замена буквы «Ш» на букву «Ч». Пряничниковых и сегодня немало – более шестидесяти человек носят эту фамилию.

Опора опорного края державы

В прошлом году в Свердловской области широко отмечался юбилей с момента образования – 85 лет. Датой основания региона считается 17 января 1934 года. Именно в этот день существовавшая ранее Уральская область была разделена на Свердловскую, Челябинскую и Обско-Иртышскую области.

Поздравляя свердловчан с юбилеем, губернатор Евгений Куйвашев не мог, говоря о современных достижениях Среднего Урала, обойти стороной и его историю.

– Наш край внес огромный вклад в укрепление промышленной мощи СССР. Были созданы такие заводы-гиганты, как Уралмаш, Уралвагонзавод, Нижнетагильский металлургический комбинат и десятки других предприятий, которые и поныне составляют фундамент региональной экономики.

В грозные 1940-е годы Свердловская область стала мощным военным арсеналом. Свыше 700 тысяч уральцев воевали на полях сражений Великой Отечественной войны, а те, кто остался в тылу, самоотверженно ковали оружие Победы, создавали новые лекарства, лечили раненных бойцов, отправляли на фронт составы с продовольствием, оружием, обмундированием, – сказал глава региона.

Также он отметил, что история Урала, который с подачи Александра Твардовского стали называть «опорный край державы», намного глубже, и он испокон века рождал и притягивал к себе сильных, целеустремленных, волевых людей. Таких, как представители семейства Демидовых – заводчики, золотопромышленники, меценаты, построившие на Урале первые заводы, заложившие основу российской металлургии.

Ну и, конечно, главную лепту в эту веху внёс простой народ труженик. Сотни фамилий русских первопроходцев остались в летописях. Есть среди них и привычные на слух жителям нашего муниципалитета, просто за обыденностью и они сами, а тем более, окружающие не всегда об этом помнят. А кто-то и не знает.

Корни «древа»

Впервые эта фамилия фиксируется среди верхотурских ямских охотников (ямщиков) в окладной книге за 1624 г., где упоминается Куземка Прянишников. По писцовой книге Верхотурского уезда Михаила Тюхина за тот же год двор ямщика Кузи Прянишникова находился в Ямской слободе Верхотурья. Здесь же, на посаде, находился и двор Федки Игнатьева Прянишникова. «Да за монастырем дворишко, живет в нем Фетка Прянишник». В окладной книге за 1631 год упоминается Мишка Прянишников.

Город Верхотурье. Основан в 1598 году государственной экспедицией Василия Головина и Ивана Воейкова как острог на месте существовавшего ранее мансийского городища Неромкар для защиты одного из самых популярных водных путей в Сибирь: вверх по Каме до Соликамска, затем посуху, а затем вниз по Туре в Обь. Верхотурье стало главной крепостью на пути в Сибирь. В 1600 году была устроена таможня, и через город шли все сибирские товары. С XVII века была учреждена государственная ямская служба на Бабиновской дороге. Гравюра XVIII века.

В этой же книге упоминается стрелец Васка Прянишников, который и является родоначальником ветви фамильного древа. Известно, что в 1636 году из «вольных гулящих людей» был прибран в пушкари Володка Пряничников, который в 1649 году становится десятником. Получается, что с середины 30-х годов XVII столетия и начинается карьерный рост Прянишниковых в служилой среде Верхотурья. Так, по переписи Андрея Бернатцкого, в Верхотурье в 1666 году было уже семь стрельцов Прянишниковых, один из которых – Ганка Прянишников – был стрелецким десятником, который через десять лет стал пятидесятником.

Данные окладных книг и других документов массового учета показывают, что среди служилого населения преобладали пешие казаки и стрельцы. Во главе стрелецких сотен стояли сотники, им подчинялись пятидесятники и десятники. Военная служба в XVII в. являлась пожизненной, она не имела ни возрастного предела, ни предела, определяемого числом выслуженных лет. Согласно правилам, брать на службу разрешалось с 15 лет. Чаще всего служилых верстали в возрасте от 18 до 25 лет. Правила верстания требовали «прибирать» на службу «добрых» стрельцов и казаков, «которые были бы не воры, сами были б молоды и ис пищалей стрелять горазди». Ратные люди находились на государственном обеспечении. За казенный счет их снабжали оружием и боеприпасами, на «государевы казенные деньги» служилые могли ставить себе дворы. Однако в основном государственное обеспечение служилых сводилось к выдаче им денег, хлеба и соли.

Прянишниковы, как и всё мужское население России, присягали на верность царям Алексею Михайловичу в 1646 г., потом его сыновьям Федору в 1676 г., Ивану и Петру в 1682 г. В некоторых семьях, помимо известных святых, были «свои» особо чтимые места паломничества. Например, на богомолье к иконе Казанской Богородицы и святому Макарию Желтоводскому Чудотворцу отправились верхотурцы: в 1688 г. – стрелец Степан Прянишников, а в 1699 г. – стрелец Григорий Прянишников.

«Казачьи дети»

Стрельцы. При упоминании этого слова в памяти сразу всплывают стрелецкие бунты, коих немало было в русской истории. Самым известным стало восстание четырёх московских стрелецких полков общей численностью более двух тысяч человек во время пребывания Петра I заграницей в Великом посольстве. И жестоко подавленное властями: всего было казнено более тысячи стрельцов, около 600 были биты кнутом, клеймены и сосланы (события эти отражены в картине Василия Сурикова «Утро стрелецкой казни»).

Вскоре после этого бунта и в связи с созданием регулярной армии Петр I распорядился расформировать стрелецкое войско. Не так болезненно это происходило в Верхотурье. Здесь просто произошла смена названия. В окладной книге 1709 года верхотурские служилые люди названы пешими казаками, а возглавлял казаков сотник Афанасий Прянишников. В последнем известном на данный момент списке верхотурских служилых людей за 1724 год зафиксировано одиннадцать Прянишниковых, из них: один сотник, один пятидесятник, один десятник, который в 1723 году был взят в солдаты, и восемь рядовых казаков.

Служилые люди повсюду стали привлекаться для транспортировки или сопровождения казенных грузов, для конвоирования ссыльных. Поездки бывали опасными. В 1709 году казак Василий Осипов Прянишников был послан в Москву с отписками и «едучи дорогою не стало ево безвестно».

Во второй половине XVII-го века в Верхотурском уезде значительно возрастает численность русского населения. Здесь формируется особая социальная группа, представители которой являлись служилыми по происхождению, но не были повёрстаны в службу, так называемые «стрелецкие», а позднее «казачьи дети». Многие из них в ожидании «убылых мест» занимались земледелием, торговлей, промыслами, а иногда и не проявляли особого желания поступать в служилые люди.

Сылвинская ветвь

В 1710 году в деревне Прянишниковой на реке Тура проживал казак Иев Васильев Прянишников, у которого были дети: Аврам, записанный в солдаты, Яков и дочери Катерина и Соломия. По ревизии 1721 года Иев записан уже отставным пешим казаком и с ним проживали его внуки Алексей и Леонтий. На данный момент установлено, что именно внук Алексей является родоначальником сылвинской «ветви» Прянишниковых. В ревизской сказке Сылвенского завода за 1745 год он записан как «дощатого дела мастер». Сылвенский железоделательный завод был основан казной по определению Василия Татищева от 11 ноября 1734 г. на реке Сылве.

Сылвенский железоделательный завод.

Строительство началось в 1735-ом: завод пущен 22 ноября 1738 г., то есть Алексей Прянишников появился на заводе буквально через два месяца после пуска. Тогда Главным Правлением Сибирских и Казанских заводов Сылвенской заводской конторой был составлен список детей. В этот список попали и дети Алексея: Ефим, Павел, Леонтий, Федор, близнецы Иван и Яким. В одном из документов об Алексее сказано: «оные мастера при деле крышечных досок дело свое правят».

17 июля 1758 года казна передала завод графу Сергею Павловичу Ягужинскому, который вступил во владение с 1 января 1759 года. В 1760-х завод оказался в сложном положении, поскольку заводовладелец, извлекая прибыль, не заботился об обновлении производственных мощностей. В 1765 Берг-коллегия пробовала вернуть завод в казну, но сенат оставил его в руках Ягужинского. Временная остановка Уткинского завода привела к падению объёма производства на Сылвенском заводе. Так в 1768 году Сылвенская заводская контора доносила в Канцелярию Главного Правления Сибирских Казанских и Оренбургских заводов, что в 1767-м и 1768 годах «по не действию здешнего завода за неимением денежной казны, мастеровые и работные люди с данными от здешней конторы письменными билетами, для прокормления их, распущены, убыли в Екатеринбург и до золотосодержащего Березовского завода», среди которых были Леонтий и Павел Прянишниковы. А так как отпущенные не явились в срок, то завод нельзя привести в действие и контора просит выслать всех на Сылвенский завод.

В 70-х годах XVIII века на заводе трудилось 183 казенных мастеровых и работных, среди которых мы встречаем и представителей семьи Прянишниковых: мастер при молотовой фабрике Ефим Прянишников, ученик кузнеца Иван Прянишников, кирпичного дела ученик Павел Прянишников. В сохранившейся ревизской сказке Сылвенского завода за 1795 год Алексей Яковлевич Прянишников уже не упоминается, но там числятся его вдова – Варвара Дементьевна и сыновья: Павел, Ефим, дети которых и продолжили род Прянишниковых на Сылвенском заводе. Всего в 1795 году в ревизской сказке зафиксирован 21 представитель этого рода.

Бунтовская кровь

Надо отметить, что потомки верхотурских стрельцов тоже не отличались слепым повиновением властям. Так, во время Отечественной войны 1812 года с народа стали взимать лишние запасы продовольствия (один из прототипов будущей «продразверстки»). Естественно, люди, в том числе и сылвинцы, этому не обрадовались. Так 3 апреля 1805 г. в заводскую контору поступил рапорт от надзирателя Ивана Деева и уставщика Григория Толкачева о том, что 2 апреля кричные мастера, подмастерья и работники на работу не явились «поелику де сия неделя страстная, работать не должно». Среди возмутителей спокойствия оказались и Прянишниковы: Дементий, Николай и Никита. Через месяц история повторилась.

Теперь «бунтовщики» отговаривались, «что пускать завод в праздник сошествия Святого Духа не будем». И опять среди них Дементий и Никита Прянишниковы. Никита за «непослушание надзирателя к пуску действия» был наказан лозами. Неповиновения случались не только на религиозной почве. Так 29 июля того же 1805 года Дементий и Никита отказались от «поставки господского сена». В свое время, 11 июля 1803 года, Николай Прянишников за «не поставку господского сена и буянство» по указу горного начальства был наказан лозами. Было начато следственное дело, которое было прекращено только в 1811 году, так как «означенные мастеровые в последствии времяни тот свой поступок покорностию своею и безмолвным повиновением соделали им извинительным».

Впрочем, и работники из бунтарей, способных постоять за себя, тоже были хорошие. В формулярном списке о службе мастеровых Сылвенского завода за 1827 год Прянишниковы работали на таких производствах: кричное, дощатое, гвоздильное, в слесарной фабрике, при плотничных работах. На самой высокой должности в это время находился Дементий Ефимов Прянишников, который был уставщиком (старшим мастером) по кричному производству. Здесь же трудился Мирон Дементьев, будучи слесарем. Некоторые работали на золотых промыслах, а часть – на Уткинском заводе. К 1836 году уже трое Прянишниковых работали кричными мастерами. По последней ревизии 1858 году в Сылвенском заводе проживало уже 20 семей Прянишниковых, в которых было 92 человека обоего пола.

Новая история

В Книгу памяти жертв политических репрессий по Свердловской области внесены 12 человек с этой фамилией, из них трое расстреляны. Шестеро Пряничниковых из Шалинского района погибли в Великую Отечественную войну.

Есть упоминание об этой фамилии и в книге о Сылве Зинаиды Антипиной и Ольги Афоневой «Здесь Родины моей начало».

Афанасий Михайлович Пряничников

Родился в с. Сылва 22 октября 1918 года. Службу начал до войны в Монголии. В 1942 году находился в авиаполку около Маньчжурской границы. После учебы для работы на гусеничных тягачах, предназначенных для транспортировки тяжелых дальнобойных артиллерийских установок. В 1944 году попал в действующую армию под Витебск на 2-й Белорусский фронт. Затем бои под Вильнюсом, Каунасом, штурм Кенигсберга. Победу встретил в небольшом польском городке. Демобилизовался в 1945 году. Награды: медали «За боевые услуги», «За взятие Кенигсберга», благодарственное письмо за подписью маршала Рокоссовского.

Из «Книги Памяти» села Сылва.

«Сохраним богатый урожай до последнего зерна – ускорим победу над врагом». В сентябрьские дни проводится декадник – Все на поля! Во фронтовой декадник включаются и учащиеся школ района. Школьники в колхозе им. Ворошилова (Сылва) работали вместе со взрослыми, а затем организовали свое фронтовое звено и присвоили ему звание пионера-героя Саши Чекалина. За пять дней десять человек собрали весь колос с пяти гектаров. Особенно хорошо работали Валя Ржанникова, Вера Климовских, Катя Попова, Лида Плашкина.

Газета «Ленинский путь». 21 августа. 1942 год.

Наследники ратных людей

На 1 января 2019 года в отделении УФМС по Шалинскому району был зарегистрирован 61 человек по фамилии Пряничников. Думается, не все из них в подробностях знают о своей причастности к старинному стрелецкому верхотурскому роду Прянишниковых. Да и свои корни не на три-четыре поколения не все помнят. Но реноме рода поддержал Виктор Пряничников. Вот что он поведал «ШВ».

Его дед – Федор Асафович родился в 1875 году в деревне Куара. В 1914 году был призван на Первую мировую войну. Служил в 6-й роте 10-го стрелкового Финлядского полка рядовым стрелком. В бою за город Суволки (сейчас территория Польши) был ранен, с тяжелой контузией попал в лазарет Всероссийского земского Союза на станции Ряжск Рязанской губернии. Излечившись, снова был направлен на фронт. В итоге, попал в гущу боев самой кровопролитной в ту войну – Карпатскую операцию – общий урон солдат Русской армии составил тогда около миллиона человек. Русские войска сражались в карпатских горах за стратегическое место – выход в Венгрию (тогда называлась Венгерская долина). В бою на Вышковском перевале с 11 по 24 марта 1915 года возле деревни Норжице (ныне Ивано-Франковская область Украины) 18 марта Федор Пряничников был убит. Место захоронения, к сожалению, до сих пор неизвестно.

Отец Виктора – Иван Федорович родился в мае 1913 года. Трудовую деятельность начал с 1927 года на железной дороге на станции Шаля, где и проработал всю трудовую жизнь, с перерывами на срочную службу и Великую Отечественную войну. В армию пошел в 1936 году, служил на Дальнем Востоке. В 1940 году был призван на Финскую войну. Позже попал в ДШБ (диверсионно-штурмовой батальон) для заброски в тыл противника. Воевать с фашистами начал в октябре 1942 года, в 40-й Гвардейской Знаменосной Ордена Суворова Енакиевской-Дунайской стрелковой дивизии. В декабре 1943-го в боях под Сталинградом был тяжело ранен, после госпиталя – демобилизован.

Сам Виктор служил с 1984 по 1986 г.г. в Оренбурге, на учебном аэродроме Высшего авиационного училища, в качестве специалиста батальона обеспечения полетов. Окончил службу в звании рядовой, в должности начальника зарядно-аккумуляторной станции авиационных аккумуляторов.

Мы все понимаем, что не только на «пряниках» Россия создана и выстояла, однако и без них мы до сих пор жить не можем.

(При подготовке материала использована информация из сборника статей «Сплетались времена, Сплетались страны…». Автор – историк-архивист М.С. Бессонов).

Яков РЕШЕТНИКОВ, Дмитрий СИВКОВ.

Фото из Интернета и архива ПРЯНИЧНИКОВЫХ.

Стрельцы – род пехоты, созданный в Русском государстве около середины XVI века. В колонизации Урала в XVII века служилое население (дети боярские, казаки, стрельцы, пушкари) играло ведущую роль. Именно служилыми людьми была сделана в XVII веке большая часть географических открытий на северо-востоке Азии, и в первую очередь усилиями казаков и стрельцов были присоединены к Русскому государству новооткрытые «землицы». Практически все города на Урале и в Сибири, основанные в XVII веке, построили ратные люди; первые сельские поселения очень часто основывались также служилым людом. В их задачи входило: защита русских селений и ясачных волостей от вражеских набегов; они выполняли множество поручений административного характера, без которых не было бы возможно не только функционирование государственного аппарата на колонизируемой территории, но и нормальное экономическое развитие земель.

Прокоментируйте через Вконтакте:

Последние новости и статьи: